Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении

В статье, озаглавленной «Поппер о науке и досократиках» (Mind, NS. 69, July 1960, pp. 318 to 339), м-р Г.С. Кирк ответил на вызов и критику, содержавшуюся в моей президентской речи на собрании Аристотелевского общества «Назад к досократикам». Но ответ на мою критику совсем не является

* Это приложение, ответ на статью м-ра Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении Кирка в «Mind», отчасти было размещено под заглавием «Кирк о Гераклите и об огне как причине равновесия» в журнальчике «Mind», NS, 72, July 1963, pp. 386—92. Я желал бы поблагодарить издателя «Mind» за разрешение напечатать тут всю статью в том виде, в каком она сначало была послана ему. (262:)

главной задачей статьи м-ра Кирка. Она Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении посвящена в значимой мере другой задачке: он пробует разъяснить, как и почему я пал жертвой фундаментально неверной «научной методологии», что привело меня к неверным утверждениям о досократиках и к неверным принципам историографии.

Контратака такового рода может, непременно, владеть какими-то плюсами и завлекать энтузиазм. Во всяком Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении случае, внедрение м-ром Кирком этой процедуры указывает, что мы с ним согласны по последней мере относительно 2-ух пт: принципное расхождение меж нами носит философский нрав; принимаемая нами философская позиция способна оказать решающее воздействие на интерпретацию нами исторических свидетельств, к примеру, свидетельств относительно досократиков.

М-р Кирк склонен принять мою общую философскую Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении позицию настолько же не достаточно, как и я его позицию. Потому он совсем справедливо ощущает, что должен привести какие-то основания для ее отрицания.

Я не нахожу, что он привел хоть какое-то основание в пользу отказа от моей позиции. Это обосновано тем, что мнения, которые Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении он выдает за мои, и страшные выводы, которые он извлекает из этих мнений, не имеют ничего общего с моими подлинными взорами.

Существует очередное затруднение. Избранный им способ контратаки имеет свою слабость: он не позволяет расширить обсуждение критичных замечаний, высказанных в мой адресок. К примеру, Кирк не гласит ясно, с какими из Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении моих положений он согласен, а с какими не согласен. Заместо этого у него все соединяется в общее отрицание того, что он считает моей «позицией в научной методологии» и неких следствий этой воображаемой позиции.

I

Сначала я желаю показать, что толкование Кирком моей «позиции в научной методологии» обосновано в Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении значимой мере недоразумениями и неверным осознанием моих сочинений, также всераспространенным индуктивистским (263:) предрассудком в отношении естественных наук — тем предрассудком, который был проанализирован и отброшен в моей книжке «Логика научного открытия» («Логика»).

Кирк совсем справедливо лицезреет во мне оппонента обширно признанной догмы индуктивизма — той точки зрения, что наука начинает с наблюдений, потом Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении средством индукции перебегает к обобщениям и, в конце концов, приходит к теориям. Но он неверно считает, что, будучи противником индукции, я должен быть заступником интуиции и что мой подход представляет собой попытку защитить от современного эмпиризма интуитивистскую философию, которую он называет «традиционной философией». Но хотя я не верю Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении в индукцию, я не верю также и в интуицию. Индуктивисты склонны созидать в интуиции единственную кандидатуру индукции. Но они просто ошибаются: вместе с ними есть и другие способности. Мою свою позицию можно обрисовать как критичный эмпиризм.

Но Кирк приписывает мне практически картезианский интуитивизм, когда представляет ситуацию таким макаром (с Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении. 319): «Философия обычного типа считала, что философские правды являются метафизическими и могут быть открыты благодаря интуиции. Позитивисты Венского кружка отвергли это убеждение. В отличие от их Поппер провозглашает свою веру в нечто такое, что не очень далековато отходит от традиционного осознания роли философии». Вроде бы то ни было, существует «традиционная философия», к Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении примеру, Декарта либо Спинозы, которая истолковывает «интуицию» как источник познания. Но я всегда был противником таковой философии1. Слово «интуиция», в том смысле, который Кирк ему присваивает, он пишет то в кавычках (ее. 320, 321, 322, 327), то без кавычек (ее. 318, 319, 320, 324, 327, 332, 337), создавая воспоминание (а может быть, он и сам находится под этим впечатлением), как Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении будто он цитирует меня, когда приписывает мне интуитивистскую позицию — позицию, которой я никогда в собственной жизни не придерживался. На самом же деле слово «интуиция» встречается в моей речи2 только в один прекрасный момент, ну и то в таком контексте, который яв-

ляется и антииндуктивистским, и антиинтуитивистским. Тут (с. 241 реального издания Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении) я говорю о дилемме научности теории (в оригинале не подчеркнуто): «Для теории принципиальна ее пояснительная сила и то, выдерживает ли она критику и проверки. Вопрос о ее источнике, о том, как она появилась, — благодаря ли «индуктивной процедуре», как говорят некие, либо вследствие акта интуиции — ...не имеет практически никакого Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении дела к ее научному [статусу или] характеру»3.

Кирк цитирует и дискуссирует этот отрывок, который совсем разумеется показывает на то, что я не верю ни в индукцию, ни в интуицию, но невзирая на это, Кирк упрямо приписывает мне интуитивистские мнения. Он делает это, к примеру, на с. 319 в Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении словах, процитированных выше; на с. 324, где дискуссирует вопрос о том, приемлемо ли приписанное мне «утверждение, что наука начинает с интуиции» (в то время как я считаю, что она начинает с заморочек; см. ниже); на с. 326, где он пишет: «Должны ли мы потому вкупе с Поппером заключить, что теория Фалеса должна Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении была опираться на неэмпирическую интуицию?»

Моя собственная позиция очень далека от всего этого. Что касается начального пт науки, то я не утверждаю, что она начинает с интуиции, наука начинает с заморочек, мы приходим к новейшей теории, приемущественно, пытаясь решить задачи, а эти трудности появляются вследствие наших попыток осознать мир, который мы Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении знаем, — мир нашего «опыта». (Этот «опыт» в значимой мере состоит из ожиданий и теорий, но частично также из познания, приобретенного при помощи наблюдения, хотя я не верю в то, что существует незапятнанное эмпирическое [observational] познание, не затронутое ожиданиями либо теориями). Немногие из этих заморочек, при этом из числа Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении более увлекательных, встают благодаря сознательной критике когда-то некритически принятых теорий либо теорий предшественников. Одна из основных целей моей статьи о досократиках заключалась в обосновании того, что теория Анаксимандра полностью могла появиться при попытке критиковать Фалеса, а это могло послужить источником рационалистской тра-

диции, которую я отождествляю с традицией критичного Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении обсуждения.

Я не думаю, что такие мнения имеют огромное сходство с классической интуитивистской философией. И я был удивлен, найдя, что Кирк считает, как будто неточность моей концепции разъясняется тем, что я как спекулятивный философ недостаточно отлично знаком с практикой науки. К примеру, на с. 320 он пишет: «Вполне может быть Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении, что его [Поппера] осознание науки не было результатом беспристрастного наблюдения действий ученых, а появилось в итоге «интуиции», тесновато связанной с современными философскими затруднениями, а потом было сопоставлено с реальными научными процедурами»4. (Мне хотелось бы мыслить, что читатель, даже сильно мало знакомый с наукой, все-же может увидеть Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении, что по последней мере некие из моих заморочек появляются в самой физической науке, а мое знакомство с научно-исследовательской практикой не является стопроцентно вторичным.)

Критичное обсуждение, которое я имею в виду, является, естественно, таким обсуждением, в каком опыт играет главную роль: наблюдение и опыт повсевременно употребляются как проверки наших теорий. Все Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении же Кирк доходит до того, чтоб гласить (с. 332, курсив мой) о «тезисе Поппера, гласящем, что все научные теории всецело опираются на интуицию».

Как и большая часть философов, я привык к искажению и окарикатуриванию моих мыслях. Но это чуть ли можно именовать карикатурой (которая все-же подразумевает хотя бы некое Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении сходство с оригиналом). Могу отметить, что ни один из моих друзей — эмпириков и позитивистов, моих оппонентов и критиков — никогда не критиковал меня за поддержку интуитивистской эпистемологии, напротив, обычно они подчеркивали, что моя эпистемология не очень очень отличается от их взглядов.

Можно увидеть, что Кирк выдвигает разные догадки не Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении только лишь о содержании моей философии, да и об ее источнике. Но он, по-видимому, не понимает предполо-

жительного нрава собственных построений. Напротив, он убежден в том, что подтвердил их текстуально. Так, он утверждает, что моя «концепция научной методологии... сформировалась, когда он [Поппер] писал в 1958 г. вступление к «Логике Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении научного открытия», как реакция на пробы Венского кружка доказать все философские [sic] и научные правды на верификации средством опыта» (Кирк, с. 319). Тут нет необходимости комментировать это совсем неправильное описание витгенштейнианской философии Венского кружка. Но так как тут о моих сочинениях пишет историк философии, я чувствую, что должен в корне пресечь Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении развитие исторического мифа о том, что я писал. В вступлении, на которое ссылается Кирк, я ни слова не произнес о том, как формировались мои взоры либо моя концепция, и я ни слова не произнес о Венском кружке. По сути я и не сумел бы написать ничего подобного, ибо Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении реальное положение дел было другим. (Часть реальной истории в первый раз была размещена в 1957 г., и м-р Кирк мог бы отыскать ее в моей Кембриджской лекции, которая помещена в реальную книжку под заглавием «Наука: догадки и опровержения». Тут я сказал о том, как разрабатывал свою «концепцию Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении... в ответ на попытки» Маркса, Фрейда и Адлера, ни один из которых не был ни позитивистом, ни членом Венского кружка.) Тяжело поверить в то, что предпосылкой настолько полного недопонимания была гераклитовская мгла моего стиля, ибо сам м-р Кирк охарактеризовывает мое вступление 1958 г. «как более ясное» (с. 318).

Другой пример неверного истолкования Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении «Логики научного открытия» настолько же необъясним по последней мере для того, кто прочитал книжку до 61-й странички (не говоря уже о с. 274 либо 276-й), где я говорю о дилемме правды и о теории правды Альфреда Тарского. Кирк утверждает, что «Поппер отрешается от понятия абсолютной научной истины» (с Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении. 320). Он не замечает, что когда я говорю о том, что даже в отношении отлично подтвержденной научной теории мы никогда не можем знать, истинна она либо неверна, то я как раз опираюсь на «понятие абсолютной научной истины». Точно так же, ког-

да кто-то гласит: «Я не достигнул поставленной цели», он опирается Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении на «абсолютное понятие цели», т.е. на то, что существует независимо от того, достигнуто оно либо нет.

Удивительно, что в статье известного ученого и историка философии встречается такое недопонимание и искажение текстов. Потому я не буду тут заниматься философской защитой собственных подлинных взглядов на науку.

II

Сейчас я Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении могу обратиться к более определенному вопросу — к истории досократиков. В этом разделе я ограничусь рассмотрением 2-ух ошибок Кирка, связанных с моим историческим способом и моим осознанием исторического способа. В 3-ем разделе я займусь нашими реальными расхождениями.

(1) На с. 325 Кирк дискуссирует одно мое замечание, в каком я признаю свою некомпетентность в вопросах уточнения Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении текстов. Он цитирует этот отрывок: «Я совсем теряюсь, когда эксперт начинает рассуждать о том, какие слова и фразы мог либо не мог употреблять Гераклит».

Комментируя это признание в некомпетентности, Кирк восклицает: «Значит, «какие слова и фразы мог употреблять Гераклит», к примеру, несущественно для оценки того, что он Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении задумывался!»

Но я никогда не гласил и не считал, что это «несущественно». Я только признал, что не изучал лингвистические привычки Гераклита (и других) так основательно, чтоб иметь смелость дискуссировать работу в этой области других ученых, скажем, Барнета, Дильса либо Рейнгардта, а из более современных — Властоса либо самого Кирка.

Все же Кирк Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении продолжает: «Именно эти «слова и фразы» и другие дословные куски самих досократиков, а совсем не свидетельства Платона, Аристотеля и доксографов, как считает Поппер, являются «наиболее старыми текстами, дошедшими до нас»... Даже «дилетанту» должно быть ясно, что реконструкция мыслях досократиков должна опираться как (268:) на более позднюю традицию Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении, так и на сохранившиеся фрагменты».

Я не могу для себя представить, каким образом мое признание в отсутствии у меня достаточной компетентности в лингвистических вопросах могло привести Кирка к мысли о том, что эти вещи для меня не «очевидны». Не считая того, он мог бы направить внимание на то, что очень нередко я Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении цитирую, перевожу и обсуждаю сами куски (еще почаще, чем свидетельства Платона и Аристотеля, хотя сейчас мы согласны относительно того, что и они также важны) и в статье «Назад к досократикам», и в книжке «Открытое общество», в какой я обсуждаю, к примеру, огромное число сохранившихся фрагментов Гераклита. Кирк ссылается на Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении эту книжку на с. 324. Тогда почему на с. 325 он интерпретирует мое признание в недостаточной компетентности как отсутствие энтузиазма к уцелевшим кускам либо к дилемме их исторического статуса?

(2) Мне представляется совсем неудовлетворительной та манера, в какой Кирк отвечает на критику, высказанную мной в статье «Назад к досократикам». В Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении качестве примера я привожу окончание его статьи (с. 339):

Еще больше умопомрачительно то, что он [Поппер] аспект вероятной истинности употребляет как проверку историчности теории. На с. 16 он [Поппер] утверждает, что «мысль о том, что историчность мыслях, приписываемых Гераклиту... следует инспектировать средством эталонов «здравого смысла»... не содержит ничего нового». Его [Поппера] собственная «проверка Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении» кажется нам [Кирку] еще более умопомрачительной: «Однако решающим, естественно, будет то событие, что приписываемая традицией Гераклиту философия [что человек есть язык пламени и т.п.] истинна, как всем понятно.

На это я могу просто ответить, что никогда не гласил и не задумывался, как будто истинность либо Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении вероятная истинность теории является «проверкой» ее историчности. (В этом можно убе-

диться, просмотрев с. 16 и 17 моей речи и 2-ой абзац раздела VII; меж иным, не запамятывает ли тут Кирк о собственном утверждении, что я отказался от идеи правды?) А когда слово «проверка» Кирк тут берет в кавычки, намекая, что я Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении использую этот термин в данном контексте и в этом смысле, то он, разумеется, совсем не осознает меня. Все, что я произнес либо желал сказать, так это то, что истинность той теории конфигурации, которую традиция приписывает Гераклиту, указывает, что это приписывание по последней мере присваивает смысл философии Гераклита, в то время Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении как философия, приписываемая Гераклиту Кирком, для меня не имеет никакого смысла. Меж иным, как мне представляется, принципиальный и даже тривиальный принцип историографии и интерпретации мыслях заключается в том, что всегда следует пробовать приписывать мыслителю увлекательную и настоящую теорию, а не скучноватую либо неверную, если, естественно, доступные нам исторические свидетельства позволяют Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении это. Непременно, это не аспект и не «проверка». Но тот, кто не пробует использовать этот принцип историографии, навряд ли усвоит настолько величавого мыслителя, каким был Гераклит.

III

Более принципиальное расхождение меж Кирком и мной связано с интерпретацией Гераклита. И я считаю, что тут Кирк — может быть, не полностью осознанно Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении — практически согласился с моими 2-мя главными утверждениями, которые я буду рассматривать ниже как пункты (1) и (2).

Мое общее отношение к Гераклиту можно выразить словами Карла Рейнгардта: «История философии есть история ее заморочек. Если вы желаете осознать Гераклита, скажите поначалу, какими были его проблемы»5.

Мой ответ на этот призыв заключается в Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении том, что неувязкой Гераклита была неувязка конфигурации — общая неувязка: как может быть изменение? Как может некая вещь изменяться, не утрачивая собственной идентичности, ведь в неприятном случае она (270:) уже не была бы той вещью, которая меняется? (См. «Назад к досократикам», разделы VIII и IX).

Я убежден, что величавое достижение Гераклита было Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении связано с открытием этой захватывающей трудности. И я считаю, что это открытие привело Парменида к мысли о том, что для хоть какой вещи, хоть какого бытия изменение логически нереально, а позже — к теории Левкиппа и Демокрита, утверждающей, что вещи внутренне не меняются, а только изменяют свое Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении положение в пустоте.

Решение этой препядствия, которое — следуя Платону, Аристотелю и кускам — я приписываю Гераклиту, состоит в последующем: не существует (постоянных) вещей; то, что кажется нам вещью, является процессом. В реальности вещественные вещи подобны пламени, ибо пламя кажется вещественной вещью, не будучи ею: оно есть процесс; оно течет; материя Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении проходит через него; оно подобно реке.

Потому все по видимости устойчивые вещи в реальности текут, а те из их, которые кажутся устойчивыми, находятся в невидимом течении. (Таким макаром, философия Гераклита прокладывает путь парменидовскому различию меж видимостью и реальностью.)

Для того чтоб смотреться устойчивой вещью, процесс (подлинная действительность вещи) должен Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении быть законоподобным, «иметь меру»: лампа, пылающая устойчивым пламенем, должна быть заправлена определенной мерой масла. Можно допустить, что мысль мерного либо законоподобного процесса появилась у Гераклита под воздействием милетцев, а именно, Анаксимандра, говорившего о значимости галлактических повторяющихся конфигураций (таких, как смена денька и ночи, приливы, возрастание и уменьшение Луны, смена Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении времен года). Эти регулярности полностью могли способствовать рождению той идеи, что видимую устойчивость вещей и даже космоса можно разъяснить как «мерный» процесс — процесс, управляемый законом.

(1) 1-ый из 2-ух основных пт, по которым я критиковал мнения Кирка на Гераклита, такой. Кирк считает, (271:) что Гераклит не веровал — и было бы тошно здравому смыслу веровать Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении — в то, что «скала либо бронзовый котел... повсевременно подвергаются невидимым изменениям». Длинноватое обсуждение Кирком моей критики (с. 334 и дальше) в итоге приводит его к вопросу, о котором он пишет:

В этом пт аргументация становится несколько неопределенной. Хотя я согласен с теоретической возможностью того, что какие-то Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении невидимые конфигурации нашего опыта, к примеру, постепенное истирание стального стержня, на которое ссылается Поппер, настолько очень поразили Гераклита, что привели его к убеждению в том, как будто все вещи испытывают невидимые конфигурации. Но я не считаю, что сохранившиеся куски свидетельствуют о реализации этой способности, (с. 336)

Я не думаю, что аргументация в Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении каком-либо смысле становится неопределенной. Сохранилось много фрагментов, говорящих о той теории, которую я приписываю Гераклиту. Но до того как гласить об этом, я должен повторить вопрос, который был поставлен в моей речи: если огнь, с чем согласны Кирк и Равен, является структурной моделью либо макетом («архетипической формой», как они Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении выражаются) материи, то что это значит, как не то, что вещественные вещи подобны языкам пламени и, как следует, процессам?

Естественно, я не утверждаю, что Гераклит употреблял абстрактный термин типа «процесс». Но я предполагаю, что свою теорию он использовал не только лишь к абстрактной материи либо «к мировому порядку в Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении целом» (как гласит Кирк на с. 335), но также и к определенным, единичным вещам, тогда и эти вещи следует ассоциировать с определенными, единичными языками пламени.

В доказательство этой точки зрения и моей интерпретации в целом можно привести сохранившиеся куски, а именно, 1-ый кусок о Солнце. Мне кажется довольно Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении ясным, что Гераклит рассматривает Солнце как некоторую

вещь и даже как каждый денек новейшую вещь; см. Дильс—Кранц, вб, где говорится6: «Солнце... новое ежедневно»*. Правда, последнее может означать, что подобно лампе оно каждый денек вновь загорается: «Не будь Солнца, мы бы не знали, что такое ночь», гласит кусок 99**. (См Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении. также куски 26 и 94, также мое замечание относительно лампы и меры.) Кусок 125: «и кикеон [= болтанка] расслаивается, если его не взбалтывать»***, т.е. движение, процесс существенны для существования вещи, которая в неприятном случае прекращает существование. Кусок 51: «Единое, расходясь (= враждуя) с самим собой, сходится (= ладит), как будто гармония лука и лиры»****. Вражда, активная Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении сила, присутствующая в борьбе (процессе), делает лук и лиру тем, что они есть, и исключительно в этой вражде они продолжают оставаться самими собой.

По-видимому, Гераклит был склонен к обобщениям и абстракциям, потому он сходу перебегает к обобщению, которому присваивает галлактический нрав: «Сопряжения: целое и нецелое, сходящееся расходящееся, созвучное несозвучное Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении, из всего одно, из 1-го — все»*****. Но он не теряет из виду и единичных вещей — лука, лиры, лампы, пламени, реки: «На входящих в те же самые реки притекают в один раз одни, в другой раз другие воды... Нельзя два раза войти в одну и ту же реку»******.

До того Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении как стать знаками галлактических процессов, реки являются определенными реками и знаками других определенных вещей, включая и нас самих. И хотя выражение «мы есть и нас нет» (которое, меж иным, Кирк и Равен не желают приписывать Гераклиту) представляет собой обширное и, может быть, галлактическое обобщение, оно, непременно, относится и Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении к каждому определенному человеку: это гераклитовское memento

* Куски. Гераклит, с. 225. — Примеч. пер.

** Там же, с. 226. — Примеч. пер.

*** Там же, с. 203. — Примеч. пер.

**** Там же, с. 199. — Примеч. пер.

***** Там же, с. 198-199. — Примеч. пер.

****** Там же, с. 209-210. — Примеч. пер. (273:)

mori*, как и многие другие куски, припоминает нам о том, что жизнь становится гибелью, а Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении погибель — жизнью. (См., к примеру, Дильс—Кранц, 88, 20, 21, 27, 62, 77.)

Если во куске 49а совершается переход к обобщению, то во куске 90 от общей и галлактической идеи Гераклит перебегает к личному: «Под залог огня все вещи, и огнь под залог всех вещей, как будто как под залог золота — имущество и под залог имущества Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении — золото»**.

Потому когда Кирк спрашивает (с. 336): «Можно ли утверждать, что вывод о том, как будто любая вещь находится в непрерывном движении, нужно следует из каких-то рассуждений Гераклита?», то навязывается ответ «да», если вообщем можно гласить о «необходимом следовании» в той области, где всегда остается место Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении для догадок и интерпретаций.

Возьмем, к примеру, кусок в 126: «Холодное греется, горячее охлаждается, мокрое высыхает, иссохшее орошается»***. Это полностью может иметь галлактическое значение, т.е. гласить о смене времен года и о галлактических конфигурациях. Но как можно колебаться (тем паче, если мы приписываем Гераклиту «здравый смысл», вроде бы его ни осознавать7) в Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении том, что тут говорится также и о определенных, личных вещах и их конфигурациях, а именно, о нас самих и наших душах? (См. в36, 77, 117, 118).

Но вещи не просто текут, они невидимо текут. Потому во куске в88 мы читаем: «Одно и то же в нас — живое и мертвое, бодрствующее и Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении спящее, юное и старенькое, ибо эти [противоположности], переменившись, сущность те, а те, вновь переменившись, сущность эти»****. Наши детские годы для нас неприметны, а предки возрождаются неким образом в собственных детях. (См. также в20, 21, 26, 62 и 90.) Либо возьмем кусок в103: «В круге начало и конец одно и то же Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении». (Тождество

* помни о погибели (лат.). — Примеч. ред.

** Там же, с. 222. — Примеч. пер.

*** Там же, с. 214. — Примеч. Пер

**** Там же, с. 213-214. — Примеч. пер. (274:)

противоположностей, противоположности неприметно перебегают одна в другую; см. также в54, 65, 67, 126.)

Гераклит увидел, что эти процессы вправду могут быть невидимыми, и потому ощущал, что зрение и наблюдение могут накалывать. Об Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении этом гласит кусок в46: «...зрение обманывает», в54: «Невидимая гармония лучше видимой». (См. также в8 и 51.) Либо в123: «Природа любит скрываться». (См. также в56 и 113.)

Я нисколечко не сомневаюсь в том, что все эти куски можно объяснить по другому. Но они подтверждают одну из разумных интерпретаций, при этом ту, которую поддерживали Платон Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении и Аристотель. (И хотя свидетельства последнего вызывают подозрения, а именно, благодаря величавой работе Гарольда Черниса (Cherniss), никто не считает — и меньше всех сам Гарольд Чернис, — что свидетельства Аристотеля, включая те, которые подтверждаются Платоном либо «Фрагментами», на сто процентов дискредитированы.)

(2) Последний пункт моего ответа и мой 2-ой и Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении главный тезис относительно Гераклита связан с общей оценкой его философии, высказанной Кирком и Равеном на с. 214 под заголовком «Заключение».

Отчасти я цитировал это заключение в собственной речи и произнес, что учение, приписываемое Кирком и Равеном Гераклиту, я нахожу «абсурдным». Для того чтоб объяснить, что конкретно я считаю «абсурдом», я Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении использовал кавычки. Я повторяю тут цитату из работы Кирка и Равена. «Абсурдом» я считаю приписываемое Гераклиту учение о том, что «естественные конфигурации всех видов [включая также землетрясения и пожары] являются постоянными и уравновешенными, и предпосылкой этого равновесия является огнь, общий элемент вещей, именуемый также их Логосом» (См. с. 251—252 реального издания).

Я Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении не стал бы возражать, если б кто-то приписал Гераклиту учение о том, что переменами управляет закон, либо более непонятное учение, что правило либо регулярность являются их «Логосом», либо же учение о том, что «общим элементом вещей является огонь». Абсурдными мне представляются уче-

ния о том, (а) что Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении все конфигурации (либо «изменения всех видов») являются «уравновешенными» [balanced] в том смысле, в каком можно именовать «уравновешенными» многие принципиальные конфигурации и процессы, к примеру, горение лампы либо смену времен года; (б) что огнь есть «причина этой уравновешенности») (в) что общий элемент вещей, т.е. огнь, «называется также их Логосом Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении».

Не считая того, никаких следов этих учений я не нахожу ни во кусках самого Гераклита, ни в каком-либо из старых источников, скажем, у Платона либо Аристотеля.

Тогда в чем источник этого «Заключения» либо источник 3-х мыслях (а), (б) и (в), в каких резюмировано общее осознание Кирком философии Гераклита и которое Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении сказалось на его интерпретации фрагментов?

Перечитывая главу о Гераклите в работе Кирка и Равена, я сумел найти только один намек: учения, вызвавшие мои возражения, в первый раз формулируются на с. 200 со ссылкой на кусок, который стоит у их под номером 223. (См. также с. 434.) Это кусок в64: «Всем Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении этим-вот правит Перун»*.

Почему этот кусок принуждает Кирка приписывать Гераклиту идеи (а), (б) и (в)? Не разъясняется ли это тем, что Перун является орудием Зевса? Согласно Гераклиту (в32): «Одно-единственное Мудрейшее (Существо) называться не вожделеет и вожделеет именованием Зевса»**. (По-видимому, этого полностью довольно для разъяснения в64. Но нет нужной Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении связи его с в41, хотя такая связь только усилила бы мою позицию.)

Но Кирк и Равен на с. 200 и 434 интерпретируют кусок «Всем этим-вот правит Перун» более кропотливо: во-1-х, они отождествляют Перуна с огнем; во-2-х, приписывают огню «способность управления»; в-3-х, подразумевают, что огнь «отражает божество»; в Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении-4-х, допускают тождество огня и Логоса.

Каковой источник этой сверхтщательной интерпретации недлинного и обычного куска? Я не нахожу ее следов в каких-

* Там же, с. 237. — Примеч. пер. ** Там же, с. 239. — Примеч. пер.

или старых источниках — ни в самих кусках, ни у Платона, ни у Аристотеля. Единственное, что Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении я нашел, это интерпретация Ипполита, о котором на с. 2 собственной книжки Кирк и Равен пишут как о «римском богослове третьего столетия н.э.» (практически через 6 веков после Платона), который «боролся с христианскими ересями, видя в их следы языческой философии».

Ипполит был источником в64 — красивого куска о Перуне. Он приводит Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении этот кусок, по-видимому, поэтому, что стремится интерпретировать его как тесновато связанного с ложью. При всем этом он поначалу отождествляет Перуна с огнем; потом — с нескончаемым и божественным огнем, наделенным провиденциальной «способностью управлять» (как выражаются Кирк и Равен), и, в конце концов, — с предусмотрительностью либо разумом (Кирк и Равен молвят о Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении «Логосе»). В конце концов, гераклитовский огнь он интерпретирует как «причину галлактического мироустройства», как «руководство» либо «управление», которое держит мир в равновесии. (Кирк и Равен молвят, что огнь есть «причина этого равновесия»)...

Таким макаром, учение, которое нельзя, на мой взор, приписывать Гераклиту, появилось как толкование Кирком той Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении интерпретации, при помощи которой Ипполит пробовал доказать полухристианский нрав учения Гераклита. И хотя Ипполит, может быть, неплохой источник, когда он цитирует Гераклита, но нельзя очень серьезно относиться к его интерпретации Гераклита.

Если учитывать настолько непонятный источник, то нет ничего необычного в том, что я не увидел никакого смысла в «Заключении» Кирка Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении и Равена. И все-же я ощущаю, что учение, приписываемое Кирком и Равеном Гераклиту, абсурдно, а именно, те их слова, которые подчеркнуты. Я уверен, что не одинок в этом ощущении. Все же Кирк, ссылаясь на тот отрывок из моей речи, в каком я обсуждаю его «Заключение» и называю его Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении «абсурдным», пишет (с. 338): «Поппер совсем одинок в собственном утверждении о том, что такая интерпретация Гераклита «абсурдна». Но если мы сейчас по-

смотрим более пристально на сегодняшнюю интерпретацию Кирка, то увидим, что он практически вполне принял мою точку зрения: сейчас он опустил практически все слова, которые показались мне абсурдными Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении и которые я выделил (также слова «изменения всех видов»). Он опустил и утверждение о том, что предпосылкой этого равновесия является огнь («называемый также их Логосом»).

Сейчас Кирк, делая вид, как будто эту «интерпретацию Гераклита» я называю абсурдной, пишет на с. 338: «Гераклит признает изменение во всех его проявлениях и в его Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении неизбежности, но утверждает, что оно не наносит вреда мировому порядку: этот порядок сохраняется благодаря Логосу, который действует во всех природных конфигурациях и обеспечивает их равновесие».

Мне кажется, даже эту интерпретацию можно было бы сконструировать более успешно, но сейчас она хотя бы не абсурдна. Более того, сейчас она Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении согласуется с той интерпретацией, которую я сам предложил в собственном «Открытом обществе», где высказал предположение о том, что «Логос» мог бы быть законом конфигурации. И хотя я категорически возражаю против того, чтоб (как делают Кирк и Равен вкупе с Ипполитом) считать огнь предпосылкой равновесия, у меня нет возражений против интерпретации Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении, выделяющей равновесие либо уравновешенное изменение. По правде, если снаружи устойчивые вещественные вещи в реальности являются процессами, схожими пламени, то они должны пылать равномерно, соразмерным образом. Как пламя лампы либо как Солнце, они «не переступят собственной меры», они не выйдут из-под контроля. Тут можно вспомнить о том, что это движение, процесс Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении, который держит болтушку от расслоения, разделения, распада, и что не всякое движение обладает этим свойством, а только некие его виды, к примеру, радиальное движение, потому это — мерное движение. Как следует, конкретно меру можно именовать предпосылкой уравновешенности огня, пламени и вещей — тех процессов и конфигураций, которые обеспечивают устойчивость Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении и сохранность вещей. Мера, правило, законо-

мерное изменение, Логос (но не огнь) являются предпосылкой равновесия, включая и уравновешенность огня, когда он находится под контролем, к примеру, ровненькое пламя, Солнце, Луна (либо душа).

Ясно, что с этой точки зрения большая часть уравновешенных конфигураций по необходимости должна быть невидима: мы судим об этих Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении уравновешенных либо закономерных конфигурациях, делая упор на рассуждение, на реконструкцию легенд и рассказов о том, что было. (Может быть, потому такое движение именуют Логосом.)

Полностью может быть, что конкретно так Гераклит пришел к собственной новейшей эпистемологии с ее неявным различием меж реальностью и видимостью и недоверием к чувственному Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении опыту. Вкупе с сомнениями Ксенофана это недоверие потом могло посодействовать Пармениду придти к резкому противопоставлению «вполне круглой истины» (постоянного Логоса) обманчивому воззрению и неверному мышлению смертных. Вот так мы приходим к первому ясному столкновению меж интеллектуализмом, либо рационализмом, который защищал Парменид, и эмпиризмом, либо сенсуализмом, который он не только Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении лишь критиковал, но который он же в первый раз определил. Он гласил (в 6:5) о ничего не знающих смертных, у каких всегда два представления о вещах, которыми правит сбившийся с пути разум и которые одно и то же считают и не считают одним и этим же. Против их Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении он выступает (в 7):

Ибо никогда не вынудить этого: что то, чего нет, — есть.

Отврати же от этого пути поиска (свою) идея,

И да не принудит тебя (вступить) на этот путь богатая опытом привычка

Глазеть бесцельным оком, слушать шумливым слухом

И (пробовать на вкус) языком.

Нет, рассуди разумом многооспаривающее опровержение,

Произнесенное мной.*

Это — интеллектуализм Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении либо рационализм Парменида. Он противопоставляет его сенсуализму тех заблуждающихся смерт-

* Куски. Парменид, с. 290. — Примеч. пер. (279:)

ных, которые придерживаются неверного представления о том, что есть денек и ночь, шум и тишь, тепло и холод; что их глаза соединяются со светом и тьмой, а их конечности — с теплом и холодом, сами Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении становясь теплыми либо прохладными; что это смешение определяет физическое состояние либо «природу» их органов эмоций либо их конечностей и что это смешение либо природа преобразуются в идея. Это учение, согласно которому в заблуждающемся разуме («ошибочном мышлении» либо «ошибочном знании») нет ничего, чего ранее не было бы в ошибающихся органах эмоций Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении, формулируется Парменидом последующим образом (16):

Какова в каждый момент пропорция консистенции (частей в) непрестанно меняющихся членах,

Такая и идея, приходящая людям на мозг.

Ибо Природа членов тождественна с тем, что она сознает, у людей,

И у всех (созданий), и у

Всего, а конкретно: чего (в ней) больше, то и Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении мыслится.*

Эта антисенсуалистская теория зания скоро перевоплотился в сенсуалистскую теорию, которая превозносила органы эмоций (третируемые Парменидом) в более либо наименее знатный источник познания.

Естественно, вся эта история носит до некой степени идеализированный и предположительный нрав. Я только пробовал показать, каким образом эпистемологические и логические препядствия и теории могут появляться в процессе Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении критичного обсуждения космологических заморочек и теорий.

То, что схожее бывало, кажется мне больше, чем предположением.

* Там же, с. 294. — Примеч. пер. (280:)

Примечания создателя

1 Кирк на с. 322 цитирует мою «Логику», но текст, предыдущий моей ссылке на Бергсона, указывает, что мое согласие с тем, что каждое открытие содержит (кроме всего Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении остального) «некий иррациональный элемент» либо «творческую интуицию», не является (280:) ни иррационализмом, ни интуитивизмом в смысле хоть какой «традиционной философии». См. также мое «Введение» к истинной книжке «Об источниках познания и невежества».

2 Имеются, естественно, и случайные возникновения этого слова в таких выражениях, как «поразительная интуиция», «не столько формальные, сколько более интуитивные основания» либо Приложение. Исторические предположения и Гераклит об изменении «Отсюда мы интуитивно усматриваем...». Но во всех таких случаях оно употребляется не в на техническом уровне четком смысле.

3 Слова в квадратных скобках добавлены для того, чтоб сделать мою идея еще больше ясной.

4 Кирк берет слово «интуиция» в кавычки, полагая, что это я использую его в таком смысле.


prilozhenie-k-stenogramme-zasedaniya-soveta-federacii-byulleten-218-417.html
prilozhenie-k-teme-3-sudebnie-rashodi-po-grazhdanskim-delam.html
prilozhenie-k-trebovaniyam-znacheniya-tochnosti-opredeleniya-koordinat-harakternih-tochek-granic-zemelnih-uchastkov.html